НовостиВсе новости

Где лежат интересы России?

Интересы России – не в Европе, которая уже постепенно становится периферией мировой политики и экономики, они в Азии, замечает эксперт Зиновьевского клуба Игорь Бочарников.

 Евразийская геополитическая стратегия для России является одним из наиболее значимых перспективных проектов развития. Уникальность нашей страны заключается в том, что она не европейское и не азиатское государство. Она – евразийская держава. Другого такого трансконтинентального государства в мире нет.

Несмотря на это во внешней политике России, по крайней мере, последние столетия превалировал проевропейский курс. Азиатское же направление для нас, за редким исключением, всегда являлось периферией, хотя именно здесь сосредоточены ресурсы для эффективного развития страны.

Причина столь избирательного подхода в том, что у нас в подсознании заложена идеологема – мы европейская страна, и поэтому должны соответствовать европейским, стандартам. Но, чтобы для этого соответствия не делалось, нас никогда европейцами не признавали и не признают. Наша страна слишком большая для Европы, и в силу этого ее всегда боялись.

Эксперт Зиновьевского клуба Игорь Бочарников

События не только последних десятилетий, но и столетий свидетельствуют о том, что всякий раз, когда жизненно важным вопросам, особенно связанным с обеспечением безопасности, угрожала какая-либо значимая угроза, взоры европейцев обращались в сторону России и всякий раз, когда они с ее помощью решались, в Европе разворачивалась разнузданная антироссийская кампания.

Так, в конце 1814 года после победы над наполеоновской Францией бывшие союзники Российской империи Великобритания и Австрия уже с участием побежденной Франции заключили секретный договор против России. По итогам Первой мировой войны, когда Россия, спасая союзников, фактически пожертвовала собой, ее (ни Советскую, ни Белую) даже не пригласили на подписание капитуляции Германии. Напротив, Россия оказалась в числе проигравших государств и в отношении нее уже ее бывшими союзниками вынашивались планы расчленения.

Показательны и итоги Второй мировой войны, завершившейся для России не только победой над нацисткой Германией, но и началом новой войны – “холодной” – уже со своими союзниками. Даже тогда, когда Советский Союз был разрушен и, казалось бы, формальная причина противостояния устранена, Россия все равно оставалась потенциальным противником.

И, конечно же, события последнего времени, когда в канун 70-летия окончания Второй мировой войны, Европа – “мир спасенный…” в едином порыве сплотилась против России – государства, вынесшего на себе основную тяжесть той войны, наглядно характеризуют истинное отношение европейцев к нашей стране.

Ничего нового, а тем более неожиданного в этой политике нет. Так было, так есть и так будет. И поэтому все надежды на то, что Европа будет стремиться выстраивать равноправные отношения с Россией – иллюзии.

Доминантой развития России является ее евразийское направление. Интересы России не в Европе, которая уже постепенно становится периферией мировой политики и экономики – они в Азии.

Прежде всего, речь идет о Азиатско-тихоокеанском регионе (АТР), для которого характерна высокая динамика политических и экономических процессов, формирующих устойчивую тенденцию к превращению его в важнейший центр мировой политики и экономики. Уже сейчас в совокупности экономики стран региона производят более 57% общемирового ВВП и, очевидно, в перспективе эта доля в мировом производстве будет только возрастать.

В настоящее время идет жесткая конкуренция за место и роль в регионе. Неслучайно в феврале 2013 года Б. Обама в качестве одного из приоритетов деятельности администрации своего второго срока определил утверждение главенства США над Транс-Тихоокеанским блоком. И именно этому было посвящено его азиатское турне в апреле 2014 года, результаты которого оказались не вполне успешными, что свидетельствует об уязвимости позиций США в этом регионе.

У России же имеются реальные возможности с ее исключительным географическим положением, мощным (нереализуемым) экономическим потенциалом и наконец, благоприятно складывающимся отношениями с государствами Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, стать если не ведущим, то, по крайней мере, равноправным участником Азиатско-тихоокеанского сообщества.

Важнейшим направлением евразийской стратегии России должно стать развитие взаимовыгодного сотрудничества и партнерства не только с Китаем, но и с Индией. Это позволит снизить чрезмерную ориентацию России на КНР. Определенные шаги в этом направлении уже сделаны, что и показал визит Президента Российской Федерации В.В. Путина в Индию в декабре 2014 года.

Продолжением данной стратегии может стать выстраивание отношений с Ираном. Идея о формировании тройственного Альянса Россия – Иран – Индия высказывалась еще в конце 1990-х годов прошлого столетия, но тогда в силу “особых” отношений с США, она не получила своего развития. В настоящее время, думается, есть все основания вернуться к ее реализации. Важнейшим из них является санкционная политика США и ЕС в отношении России. В результате складывается парадоксальная ситуация, что Россия в отношении, которой введены санкции, в тоже время сама участвует в санкциях против Ирана. Хотя именно Иран на протяжении всех последних десятилетий демонстрирует поддержку России.

В сложившейся ситуации приемлемым будет если не выход из режима санкций, то, по крайней, их приостановка, по крайней мере, до прекращения санкций США и ЕС в отношении России. Это будет не только большим сюрпризом для США и евротройки (Великобритания, Германия и Франция), использующих Россию для сдерживания Ирана, но и существенно скорректирует их политику как по отношению к Ирану, так и к России.

Помимо этого развитие отношений с Ираном может также стать неплохой альтернативой российско-турецким отношениям, в которых позиции России достаточно уязвимы, а также в ее отношениях со странами Закавказья (Азербайджаном и Грузией), периодически поглядывающими в сторону США и НАТО.

Крайне важно восстановление позиций России в арабском мире, где у США есть только два союзника – это наиболее одиозные деспотические монархии – Катар и Саудовская Аравия, которые США активно используют как для дестабилизации ситуации в арабском мире, так и непосредственно в антироссийских целях.

Об этом свидетельствует резкое падение цен на нефть, вызванное увеличением объемов его добычи странами ОПЕК, где доминирует Саудовская Аравия. Оплотом России в регионе по-прежнему является Сирия, в перспективе пророссийскую позицию могут также занять Ирак, Иордания, Ливан и другие арабские страны региона уже уставшие от диктата США, а также их политики “управляемого хаоса”, реализуемой в регионе.

Наконец, в преддверии 70-летия Победы над фашизмом на фоне участившихся попыток фальсификации истории и итогов Второй мировой войны создаются реальные перспективы для выстраивания эффективного сотрудничества с Израилем.

Израиль – это одно из немногих государств, где 9 мая отмечается как День Победы над фашизмом на государственном уровне, и где не забывают о том, кто действительно принес Европе освобождение и спасение. Примечательна позиция Израиля и по Украине. Являясь, безусловным союзником США, тем не менее, участия в антироссийских санкциях это государство не принимает в отличие от европейских стран, что свидетельствует о его большей по сравнению с ними суверенности.

В перспективе же развитие отношений с Израилем и со странами арабского мира может способствовать урегулированию арабо-израильского конфликта, и это еще более будет способствовать укреплению позиций России на Ближнем Востоке.

Все это определяет, в конечном итоге, необходимость активизации усилий России на пространстве от Ближнего до Дальнего Востока с целью ее утверждения в качестве ведущего евразийского государства. Это и является одной из наиболее значимых целей Евразийской геополитической стратегии России.

Средством реализации этой стратегии должна стать технология “soft power” – “мягкая” или “умная сила”. Это “ноу-хау” американской геополитики, по сути, лишь воспроизводит российскую концепцию “собирания земель”. Ведь само по себе формирование Российского государства осуществлялось не насилием, а вовлечением народов Евразии в единое политическое и социально-экономическое пространство.

Сейчас речь не идет о “собирании земель”, но использовать, оправданный исторической практикой опыт для “собирания” союзников России и всех тех, кто готов к равноправному сотрудничеству и взаимодействию с ней, необходимо.

Для того, чтобы Евразийская геополитическая стратегия была успешна, одной политической воли, принятых решений и подписанных соглашений будет недостаточно. Специфика российской системы государственного управления такова, что даже при самых правильных решениях – позитивный, а тем более успешный, результат не очевиден.

Необходима твердая убежденность в значимости Евразийской геополитической стратегии, как ее разработчиков, так и исполнителей. Это в свою очередь, предполагает необходимость, с одной стороны, преодоления неопределенности во внешнеполитических приоритетах, а с другой, – формирования соответствующего сознания, ментальности.

Решение второй задачи, предполагает необходимость существенной корректировки образовательных программ в области обществоведческих дисциплин, формирующих сознание.

Неслучайно О. Бисмарк сказал: “Войны выигрываются и проигрываются за школьными партами”. А китайцы, в свою очередь, добавляют: “Если вы хотите победить врага – воспитывайте его детей”.

Российская система образования, начиная с дореволюционных времен и вплоть до сегодняшнего дня, ориентирована на европейскость. Мы не десятилетиями, а столетиями изучаем западную философию, социологию, политологию, вариант “норманнской теории” истории России и т.д.

В то же время работы наших отечественных мыслителей-евразийцев Л.Н. Гумилева, Н.Я. Данилевского, А.А. Зиновьева, И.А. Ильина, Н.И. Костомарова, К.Н. Леонтьева, П.Н. Савицкого, Б.Н. Чичерина и многих других ни в вузах, ни тем более в школах не изучаются.

Российская евразийская научная мысль фактически изгнана из учебного процесса и является лишь достоянием узкого круга специалистов. Понятно, что в этих условиях говорить о формировании евразийской ментальности не приходится. Поскольку, более чем очевидно, что незнание порождает непонимание, которое в свое очередь формирует отторжение.

Если эта ситуация не будет переломлена, то никаких евразийских геополитических стратегий развития России не будет, а если и они и появятся то будут иметь вид формальных документов, не обязательных для исполнения.

Источник: http://ria.ru

Справка:

Бочарников Игорь Валентинович, руководитель Научно-исследовательского центра проблем национальной безопасности, доктор политических наук, действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса

 

Рубрики: Полезные статьи