НовостиВсе новости

Муфтий Чечни сделал заявление в адрес Равиля Гайнутдина

Муфтий Чечни Салах-хаджи Межиев подробно разобрал ответ председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина на предложение обосновать позицию по фетве, что явилась итогом работы Международной исламской конференции в Грозном «Кто они – последователи сунны».

По словам муфтия Чечни, его просьба определялась рамками искреннего желания получить ясный довод по фетве, но председатель Совета муфтиев России не смог привести соответствующее богословское обоснование своим высказываниям, что вызывает тревогу.

Салах Межиев ответил по пунктам, в виде которых ему был представлен ответ от шейха Равиля Гайнутдина.

«1. В своих словах, ссылаясь на представителей Шуры Совета муфтиев России (далее – Шура), шейхом Равилем Гайнутдином бросается тень недоверия на зарубежных участников Всемирной Исламской конференции, (далее – ВИК), авторитетных улемов исламской уммы, увязывая политическую ситуацию в некоторых странах, откуда прибыли участники форума, с их уровнем компетентности. Также Вы обвиняете нас в том, что Фетва носит характер двухстороннего обсуждения, хотя его подписали все муфтии РФ, кроме Вас и двух сопредседателей СМР. Список улемов известен, и по требованию его можно предоставить. В этой связи не ясно, кто именно вызывает сомнения у Шуры. Высокий уровень ВИК принижается не по праву, а обвинения в адрес улемов беспочвенны.

По второму пункту следует сказать, что Шура фактически противопоставила суть фетвы, указанной им Программой социализации мусульман, выдвинутой в 2013 году Владимиром Путиным. Фетва нацелена на противодействие радикализации, и в какой части она противоречит Программе не указывается.

По третьему пункту надо уточнить, что указанное Шурой восстановление российского богословия по воле Аллаха идёт поступательными шагами, как по всей России, так и в Чечне в частности. Действует в Грозном Исламский университет имени Кунта-Хаджи, десятки медресе и школ хафизов по всей республике. Наработан целый комплекс мер по профилактике экстремизма и терроризма, есть методологическая база по противодействию пропаганде сектанства. К сожалению, активных действий в этой сфере не видно со стороны Совета муфтиев. Проблема псевдорелигиозного экстремизма является закоренелой проблемой различных регионов России, требующей более активного проявления гражданской позиции и совместных усилий.

Ошибочно представляется Шурой, что, как сказано в их письме, «суфизм объявлен в ней как высшее путеводное основание, как возведённый по существу в абсолют, решающий критерий принадлежности к Ахлюс-Суннати ва ль-джама`а». Хотелось бы узнать, откуда такой вывод: или ошиблись в изучении Фетвы, или это открытая клевета? Ведь в Фетв, ясно сказано, что ученые едины в том, что Ахль ас-Сунна валь Джамаа – это верующие, представляющие религию в трех ее основах: Иман, Ислам и Ихсан. Заявляю, что фетва не является способом разделения уммы и такфира, но ясным уточнением сути веры, опираясь на всем известный хадис от Умара бин аль-Хаттаба, да будет доволен им Аллах, об Исламе, Имане и Ихьсане. Также она не закрепляет религию только за указанными в фетве улемами-суфиями: «В основе Ихсана – суннитами являются те, кто следует по пути нравственного самосовершенствования, указанного великими учителями, прежде всего, имамами суфиев Абу аль-Касимом Аль-Джунайди бин Мухаммад аль-Багдади, Абдуль-Кадиром аль-Джиляни, Мухаммадом Хаваджи Бахауддином ан-Накшбанди», так как содержит фразу «и подобными им праведными наставниками». Т.е., указываются улемы, следующие Корану и Сунне. Соответственно, и речи не может идти о том, что ошибочно представляется Шуре, якобы суфизм возведён в абсолют. Вызывает недоумение факт предвзятого отношения к Фетве.

В четвёртом пункте шейх Шура упоминает джадидизм. Надо уточнить, что это явление является проявлением степени знаний. Так, шейх аль-Марджани-муджаддид был ханафитом, матуридитом и последователем накшбандийского тариката, чья книга по исламскому мировоззрению была представлена на ВИК.

Пятый пункт письма Шуры вынуждает делать вывод не в пользу правильного восприятия текста фетвы. Ими открыто заявляется о том, что фетва отражает лишь реалии отдельных областей Северного Кавказа. Данное суждение оторвано от самой реалии и формирует неверный фон вокруг фетвы. Если собрание улемов требовало отражения локальности вопроса, то зачем на конференцию были приглашены религиозные деятели из-за рубежа, и вообще она имела статус международного собрания? Ведь вопрос в виду его российского проявления можно было решить на региональном уровне. Но ситуация такова, что потребность в фетве имеет больше общероссийский характер, если говорить о нашей стране в целом. Обвиняются авторы фетвы в отсутствии джадидизма в ней. Поясню, что ясные основы, упомянутые в фетве двух видов исламского мировоззрения, не требуют по существу этого.

По шестому пункту Шура не осознаёт того, что переходит границы в своих утверждениях. Они заявляют о том, что Фетва носит «характер заключительного прокурорского обвинения в адрес ряда (заметим, далеко не полного!) хорошо всем известных радикальных, экстремистских и террористических течений и сект современного Исламского мира». Данная позиция свидетельствует о том, что текст фетвы не изучен. При этом ими говорится, что фетва была подвергнута детальнейшему анализу. Но надо пояснить, что Фетва не содержит подобного, так как не несёт в себе им указанных свойств! И нет необходимости упоминать каждую раскольническую группу или движение в виду того, что суть их идеологии носит характер сектанства, в их случае – так называемого салафизма, на деле – псевдосалафизма. Здесь следует упомянуть, что под влиянием этого раскольнического течения немало молодых людей из Центральной России, (в частности, из Мордовии) Поволжья уходят, якобы на джихад в Сирию и Ирак. Это является свидетельством слабой работы Совета муфтиев России с молодежью и отсутствие какой-либо внятной программы противодействия радикалам и террористам. Поэтому, мы вынуждены называть своими именами те или иные негативные явления в современном российском обществе, чтобы активнее велась работа по противодействию деструктивным силам, подрывающим изнутри, в первую очередь, российскую умму», – в подробностях ответил Салах Межиев.

Муфтий Чечни отметил, что Равиль Гайнутдин был приглашен, как и другие муфтии и известные богословы со всего мира, на исламскую конференцию, но не присутствовал, хотя должен был участвовать, если так сильно болел за мусульман России и умму в целом.

«На ВИК в Грозном присутствовала внушительная и авторитетная делегация современного духовенства исламской уммы, чья работа отразилась в концепции фетвы. Именно той концепции и сущности, что высказываниями «о самом широком всероссийском обсуждении в научных богословских изданиях и специализированных религиозных СМИ». Хотелось бы получить разъяснения по поводу данного подхода в издании фетв. Как известно, методология фетв не предполагает этого в процессе её издания. Фетва издаётся авторитетными духовными лицами. Шурой говорится, с одной стороны, об отсутствии должного уровня ВИК, с другой стороны, толкает её организаторов к применению неприемлемых методов её издания, что в свою очередь вызывает сомнения в компетентности некоторых участников Шуры» – пишет богослов.

Далее Салах Межиев от лица улемов Чечни выразил готовность встретиться с членами Шуры, чтобы вместе прояснить ситуацию и пояснить основные моменты фетвы.

«Мы готовы к сотрудничеству, так как улемы России должны стоять на позициях сохранения религии и мира в нашей стране. Категорично отвергаем попытки разногласий, о чем мечтают сектанты и радикалы. Со своей стороны,просим собрать Шуру и сесть с нами (с улемами, участниками ВИК) за один стол, чтобы разъяснить вопросы, вызываемые сомнения у Вас, определив при этом место и время нашей встречи» – написал Межиев.

«Обращаясь к уважаемому шейху Равилю Гайнутдину, председателю Совета муфтиев России, скажу, если Вы душой болеете за общее благое дело для мусульман, то могли бы принять активное участие в работе прошедшей конференции и услышать доклады известнейших улемов. На основании их и научных трудов и была принята фетва. Напомню один факт – некий Саид Бурятский работал в сфере просветительской деятельности Совета муфтиев. Это не упрёк, а констатация факта того, что Совет фактически мало чем отметился в сфере противодействия экстремизму и профилактики радикализма и терроризма. И невольно создаётся впечатление, что Вы и возглавляемый Вами Совет муфтиев России занимается потворством радикализму и ваххабизму в нашей стране. Чтобы больше не появлялось в нашей стране таких, как Саид Бурятский и ему подобные, давайте без политики и философствований на языке научных диспутов организуем нашу встречу в удобном для Вас формате. И выработаем механизм для противодействия экстремистской идеологии, и попытаемся обезопасить молодежь России от её разрушительного влияния» – подытожил муфтий Чечни.

Источник: islam.ru

Далее по теме:

Муфтий Чечни обвинил главу Совета муфтиев России в потворстве ваххабизму

Грозный/Москва. 30 сентября. ИНТЕРФАКС – Муфтий Чечни Салах Межиев выступил с резкой критикой Совета муфтиев России после разногласий по поводу фетвы, принятой на прошедшей в августе в Грозном Международной исламской конференции.

“Невольно создается впечатление, что Вы и возглавляемый Вами Совет муфтиев России занимается потворством радикализму и ваххабизму в нашей стране. Чтобы больше не появлялось в нашей стране таких, как Саид Бурятский (террорист, ликвидированный в 2010 году – “ИФ”) и ему подобные, давайте без политики и философствований, на языке научных диспутов организуем нашу встречу в удобном для Вас формате и выработаем механизм для противодействия экстремистской идеологии, попытаемся обезопасить молодежь России от ее разрушительного влияния”, – говорится в заявлении С.Межиева, которое приводят чеченские СМИ.

Как отметил муфтий, если глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин болеет за благо для мусульман, то мог бы принять активное участие в упомянутой конференции и услышать доклады известных исламских богословов.

“На основании их и научных трудов и была принята фетва. Напомню один факт – некий Саид Бурятский работал в сфере просветительской деятельности Совета муфтиев. Это не упрек, а констатация факта того, что Совет фактически мало чем отметился в сфере противодействия экстремизму и профилактики радикализма и терроризма”, – сказано в заявлении.

Как сообщалось, в упомянутой фетве (религиозном предписании) дается определение ваххабизма и ряда других течений, которые определяются как “заблудшие секты современности” и четко отделяются от традиционных суннитов. В конце документа подчеркивается, что эта фетва является “согласованным решением муфтиев и ученых России и обязательна к исполнению всеми мусульманскими организациями на территории Российской Федерации”.

Как в свою очередь заявил Р.Гайнутдин в письме С.Межиеву, которое приводит пресс-служба Совета муфтиев, чтобы приобрести для всех российских мусульман универсальный характер, эту фетву “следовало бы существенно доработать”, причем на основе широкого всероссийского обсуждения в научных богословских изданиях и специализированных религиозных СМИ, выступающих в качестве информационно-просветительских органов централизованных духовных управлений российских мусульман.

Муфтий обратил внимание на то, что на грозненской конференции международное мусульманское экспертное сообщество было представлено “преимущественно теми регионами, в которых десятилетиями не удается потушить очаги острейших межмусульманских конфликтов, а сами эксперты имели, как чаще всего случается, весьма смутные представления о сути задач, которые стоят перед российскими мусульманами”.

По мнению Р.Гайнутдина, фетва во многом приобрела “характер заключительного прокурорского обвинения” в адрес ряда хорошо всем известных радикальных, экстремистских и террористических течений и сект современного исламского мира.

“При этом все они оказались, как говорится, на одно лицо, поскольку все дело свелось фактически к их перечислению без раскрытия внутренней сущности каждого, кто попал в список такого перечисления. А ведь именно этого следовало ожидать от документа, озаглавленного как “Фетва о неотъемлемых признаках отличия истинного ислама от заблуждений”, – отметил он, добавив, что в фетве кроется стремление “безапелляционно делить мусульман на своих и не своих”.

http://www.interfax-religion.ru/islam/?act=news&div=64640

 

Рубрики: Новости