НовостиВсе новости

Какого цвета украинский национализм?

«Поезд ушел! И теперь мы машем вам на прощание платочком. Крым окончательно стал российским. Это поняли и в Европе, и в Соединенных Штатах. Это понял, наконец, и Меджлис…
А народ? Народ крымскотатарский разберется во всем, придет в себя и успокоится», – подводит черту своим размышлениям о многоцветии украинского национализма ветеран Национального движения крымских татар Тимур ага Дагджи.
Красный национализм.
Никита Хрущев еще при Сталине мечтал присоединить Крым к Украине. Не получилось. После смерти «Вождя народов» ему уже никто не помешал это сделать. В 1954 году Крым был подарен Украине. Я тогда жил в Самарканде и помню, какой взрыв негодования вызвал этот незаконный акт в среде высланных в Узбекистан крымских татар. Мы собирали подписи под обращением к Н. Хрущеву, в котором с возмущением отмечали, что это делать было нельзя, не посоветовавшись с коренным народом этого края. Ведь до этого Крым был в составе РСФСР, а после возвращения крымских татар на родину, в чем никто не сомневался, нам будет трудно переходить с русского языка на украинский. Тогда мы не знали, что уже через несколько дней после Указа, секретарь Крымского обкома партии, ярый национал-коммунист Д.Полянский направил телеграмму в Киев: «Крымский обком партии просит Вас войти с ходатайством в ЦК КПСС о запрещении всем административно высланным в 1944 году возвращаться и проживать на территории Крымской обл. Проект письма на имя Хрущева Н.С. прилагается». (Опубликовано: Кримськi татари. – К., С. 77.) Это было только начало яростного сопротивления украинских националистов, которые сначала были красными, потом желто-блакитными, против возвращения крымских татар на родину. Но Хрущева уговаривать не надо было. Отхватив лакомый кусок от Советского пирога для родной Украины, он уже ни с кем не хотел делиться. В 1956 году прошел ХХ съезд партии, на котором Н.Хрущев остро поставил вопрос о культе личности Сталина, о его преступлениях против своего же народа. Сокращенный его доклад был зачитан на собраниях рабочих, колхозников, интеллигенции. Он буквально ошеломил всех. Любимый вождь, о котором слагались песни, и которого боготворили, вдруг оказался кровожадным преступником, По его вине погибли в лагерях и местах ссылки тысячи и тысячи невинных людей. Помню, как на самаркандском заводе «Красный двигатель» рабочие, крымские татары, прослушав доклад, бросились на сцену, сорвали огромный портрет Сталина и растоптали его. Их особенно тронули слова, которые, как им казалось, касались именно их. Н. Хрущев в этом докладе давал жесткую оценку нарушениям национальной политики: «В сознании не только марксиста-ленинца, отмечалось в докладе, но и всякого здравомыслящего человека не укладывается такое положение – как можно возлагать ответственность за враждебные действия отдельных лиц или групп на целые народы, включая женщин, детей, стариков, коммунистов и комсомольцев, и подвергать их массовым репрессиям, лишениям и страданиям». Хрущев назвал в докладе репрессированных чеченцев, ингушей, калмыков, карачаевцев и балкарцев. Нас – крымских татар в этом списке не было. А все названные в докладе народы были возвращены в родные места, их автономии – восстановлены. Группа крымскотатарских коммунистов вылетела из Узбекистана в Москву, чтобы напомнить Н. Хрущеву о том, что положение крымскотатарского народа, находящегося в ссылке, как и тех, кого назвал Хрущев в своем докладе, также «не укладывается в сознание здравомыслящего человека», и потому положение надо исправлять. Но в сознании Н. Хрущева прочно утвердилось мнение не возвращать в Крым коренной народ, который начнет там «качать свои права». Поэтому эту первую делегацию вышвырнули из Москвы, кто-то получил выговор по партийной линии, кого-то уволили с работы за проявление якобы национализма. Себя эти «марксисты-ленинцы» таковыми не считали. Перепугавшись нашего первого шага Совет Министров Украины 15 мая 1956 года принимает постановление, запрещающее прописку крымских татар даже в Запорожской, Николаевской и Харьковской областях.
Борьба за возвращение на родину
Для укрепления личной власти Н. Хрущев лишил всех постов и убрал почти всю старую гвардию – Ворошилова, Молотова, Маленкова и других. Их места заняли преданные ему украинцы, в том числе и «большой друг» крымскотатарского народа Громыко. Чтобы пресечь всякие поползновения крымских татар на Крым, было принято простое решение. Формула Сталина «Нет человека – нет проблем», была изменена в отношении крымских татар «Нет народа – нет проблем». Нас уже нельзя было найти в новых энциклопедиях, в списках народов СССР. Цензуре было дано указание не допускать в печати название нашего народа. Мы стали просто татарами и нам позволили переезжать в Казань. Но никто, конечно, туда не поехал. Мы оставались в ссылке, сохраняя в своих сердцах свое самоназвание, связанное с родным Крымом. У нас была своя газета, издавались книги на родном языке, в Ташкентском педагогическом институте был открыт факультет родного языка и литературы, народный ансамбль «Хайтарма» гастролировал по городам Узбекистана. В Киеве понимали, что сохраняя свою культуру и язык, мы не ассимилируемся, не исчезнем. Они инициировали совещание по этому вопросу. Генерал КГБ Филип Бобков – автор множества интересных книг, вспоминает, как на этом совещании в ЦК КПСС украинцы настаивали на закрытии нашей газеты, факультета татарского языка, секции крымскотатарских писателей, литературного журнала и ансамбля «Хайтарма». Но Политбюро ЦК КПСС не пошло на это, опасаясь всенародного взрыва. Когда Н. Хрущева сняли, крымские татары начали всенародную борьбу за право жить на родине. Это было уникальное национальное движение, основанное на демократических началах. Мы требовали неукоснительного исполнения Конституции СССР и всех программных документов Коммунистической партии Советского Союза, касающихся национального вопроса. Активистов бросали в тюрьмы и лагеря, одно поколение уходило, и знамя свободы и справедливости подхватывало следующее поколение. Москва вынуждена было сделать несколько послаблений и тысячи людей, оставив в местах высылки свои дома, бросились в Крым. И сегодня, когда украинские власти лицемерно говорят нам, что они приняли нас, чуть ли не в объятия, стоит оглянуться назад. Люди, пережившие кошмар тех первых лет, когда нам приходилось буквально завоевывать свою родину, сравнивают этот период со вторым выселением. За каждым крымским татарином, с момента его прибытия, начиналась охота. Купленные ими дома сносились бульдозерами, а самих, вместе с детьми вывозили в степь за Перекоп, но они снова и снова возвращались. Людей штрафовали, судили, бросали в тюрьмы, но никто не сдавался. Местное население власти настраивали против нас, и провоцировали столкновения. Немало людей доводили до самоубийства…

Желто-блакитный национализм
Горбачев не мог решить множество проблем, в том числе и проблему реабилитации и возвращения на родину крымских татар, пока не перешерстил все руководство. Только с уходом Громыко и его украинских сподвижников, на дух не переносивших наш народ, Москва решила, наконец, эту долгую, по-настоящему кровоточащую проблему. Неожиданно Советский Союз распался, и крымские татары остались один на один с желто-блакитным национализмом. Власти продолжали разжигать местное население и запугивать его. По радио, например, объявляли, чтобы детей не отправляли в школу, потому что именно в этот день «татары будут резать ваших детей». Потом началась 20-летняя война за землю. В начале 1990-х годов на предприятиях и в учреждениях Симферополя профсоюзные организации не разрешали трудовые отпуска людям, пока они не напишут заявление с просьбой выделить им дачный участок. Надо было раздать все, чтобы не хватило крымским татарам. В бой против татар, насмерть бьющихся за маленький кусочек земли под строительство жилья, власти бросали толпы местного населения, ОМОН и бульдозеры. Проблему гражданства, которую никак не хотело нам давать украинское руководство, разрешили с помощью международных организаций, в том числе и ОБСЕ. Украина приняла закон о реабилитации жертв политических репрессий, но уточнило, что это не касается крымских татар. Российский закон о реабилитации репрессированных народов Украина не признала, хотя крымские татары, проживавшие в Российской Федерации, получили соответствующие удостоверения и пользовались всеми льготами, предусмотренные данным законом. И что удивительно. Несмотря на такую недоброжелательность к крымским татарам со стороны крымских властей, Меджлис относился к Украине с явным уважением. Ярким примером этому являются события 1994 года, когда Крым чуть не ушел в Россию. Тогда общими усилиями Меджлиса и местного руководства был смещен пророссийский президент Ю. Мешков, и Крым остался в составе Украины. Анализируя эти события, депутат Верховной Рады Украины Роман Бессмертный со товарищами разработал и опубликовал концепцию «Политическая технология решения крымской проблемы». В первой части этого документа говориться: «После непродуманной попытки соседней Российской Федерации развязать «чеченский узел» для Украины, как никогда ранее, сложились благоприятные условия для преодоления кризиса». Видимо учитывая то, как растерянно вели себя депутаты Верховного Совета Крыма в тот критический момент, авторы отмечают, что «особенностью этой технологии является ставка на крымских татар, как союзников Украины в борьбе за Крым». Во второй части большое внимание уделяется «приручению» крымских татар путем воспитания в их среде проукраински настроенной крымскотатарской элиты с дальнейшей ее интеграцией в украинский государственный аппарат». В третьей, заключительной части, даются твердые указания: «Безусловно, фактор крымских татар является небезопасным для Украины, поэтому в будущем политика сотрудничества с крымскими татарами должна будет смениться на политику их ассимиляции путем расселения по территории Украины. Полномасштабная помощь татарам в их возращении в Крым не должна быть реализована». Вот она черная неблагодарность! Эта концепция была опубликована в газете «Крымское время» 13 ноября 1996 года №117. Она не вызвала бурю негодования у лидеров Меджлиса лишь потому, что во второй части им обещали должности. Ход этой концепции дал желто-блакитный националист, президент Украины В. Ющенко, за которого по призыву Меджлиса проголосовало немало крымских татар. Его видение будущей Украины, где должны были быть один язык, одна вера и одна нация, опять-таки не взволновала членов Меджлиса. Не отреагировали они и на указание В. Ющенко председателю Совета Министров Крыма А. Бурдюгову «Быстро и аккуратно ассимилировать крымских татар», которое последний, не стесняясь, озвучил по крымским телевизионным каналам. А установка эта шла все оттуда же. От Романа Бессмертного, который тогда возглавлял партию В. Ющенко. Пришлось мне, автору этой статьи, судиться с ассимилятором Бессмертным, которого, к моему удивлению и негодованию ветеранов Национального движения крымскотатарского народа, пытались защитить лидеры Меджлиса. Черные флаги в Киеве Все началось с черных флагов в Киеве и охваченного огнем Майдана. Всколыхнулся Крым, вспомнив прошлые обиды, урезание прав на пользование родным языком, нашествие донецких лихих ребят от Януковича, наводивших здесь свой порядок. Сработала и давняя ностальгия по родине. Был объявлен референдум. Меджлис, не сделав выводов из прошлого, как и в том далеком 1994 году поднял своих сторонников на защиту Украины. Женщины стояли вдоль дорог с плакатами. Напряжение было велико. В Киеве все это видели. И ни слова поддержки, никакого обращения к народу, крымчанам. И только в день, когда Крым окончательно стал российским, Верховная Рада, как образно выразилась журналистка Л. Буджурова, помахала на прощанье нам платочком, признав крымских татар коренным народом края. На той же сессии Верховной Рады депутат П. Порошенко сказал, что только коренной народ имеет право решать судьбу своей земли. Господа! А где же вы были раньше?! Мы 23 года ждали хоть какого-нибудь закона, гарантирующего наши гражданские права. Поезд ушел! И теперь мы машем вам на прощание платочком. Крым окончательно стал российским. Это поняли и в Европе, и в Соединенных Штатах. Это понял, наконец, и Меджлис. На последней сессии Курултая, было отброшено негативное отношение к России, навязываемое народу, и принято решение вести переговоры с крымскими властями, с которыми еще вчера никто не хотел разговаривать. Меджлис уже готов представлять свои кандидатуры для работы во всех властных структурах Республики Крым. А народ? Народ крымскотатарский разберется во всем, придет в себя и успокоится. Будет оказана помощь в нашем обустройстве, а оставшиеся в Узбекистане крымские татары смогут беспрепятственно получить российское гражданство и вернуться на родину. Мне понравилась мысль, высказанная недавно турецким журналистом: «В Крыму живут русские, украинцы и крымские татары. Если они забудут старые обиды, более счастливого края вы на земле не найдете»…

Тимур Дагджи, журналист, ветеран Национального движения крымскотатарского народа

Рубрики: Новости